Пик Ленина


Жил, жив и будет жить!

...а куда ему деваться? Вон махина то какая:

 

К слову сказать, это был прощальный взгляд на гору, т. к. в  начале экспедиции она была закрыта плотной облачностью несколько дней подряд и нам оставалось только гадать о действительных масштабах предстоящего восхождения. А еще я гадал над вопросом: зачем мне это надо... Может вы знаете?

 

И только в день, когда мы закончили акклиматизацию в базовом лагере и собрались переходить в следующий лагерь АВС (ЭйБиСи), нам открылась великолепная картина во всей красе утренней зари.

 

Почему-то мне сразу понравилось называть гору на испанский манер: Пиколенин (Pico Lenin). Впрочем, ничего удивительного, учитывая, что испанцы являются самой многочисленной популяцией среди претендентов на восхождение. Каждый достойный испанец считает своим долгом после восхождения на Монблан (4810 м.) подняться на Пиколенин (7134 м.), т. к. он считается самым простым среди семитысячников. Фигли там, подумаешь разница два километра с копейками — "...на Монблане-то было хорошо". А некоторые пошли еще дальше — они до этого бывали даже на Эльбрусе (5642 м.). Кроме испанцев попадаются поляки, чехи, немцы, англичане, бельгийцы, голландцы украинцы и совсем чуть-чуть русские, при чем почти все, кого встречали, были из Москвы.

Возвращаясь к испанцам: нам посчастливилось подружиться с одной из групп, т. к. как мы попали с ними в один Камаз еще по дороге из Оша в базовый лагерь. Путь не близкий, и по дороге мы останавливались пообедать в ашкане (киргизская столовая с земляным полом). Накормить испанцев было нетривиальной задачей: наш водитель говорил на киргизском с поварихой, переводил нам на русский, я переводил одному из испанцев на английский, т. к. только он более менее что-то понимал, а тот, в свою очередь, остальным переводил на испанский. И так несколько итераций в обоих направлениях. В итоге получилось весьма прикольно, но все остались сыты и довольны :)

Это мы вместе с испанцами по приезду в базовый лагерь

 

Стандартная программа восхождения длится три недели. Большую часть времени необходимо перемещаться между лагерями вверх и вниз, постепенно достигая все больших высот и подготавливая организм к работе в условиях низкого содержания кислорода. Если сразу подняться слишком высоко, организм "слетает с катушек" и требует от владельца немедленного спуска вниз, проявляя всякие негативные признаки гипоксии или попросту "горняшки". К счастью меня миновало сие счастье, а вот мои товарищи испытали ее родимую на себе. Один отделался легким испугом в виде повышенной температуры и снижения мышечной активности — попросту говоря, силы кончились. Пришлось его в срочном порядке эвакуировать (в основном на пинках) в базовый лагерь, где он за одну ночь, пришел в порядок и далее не отставал от остальных.

А вот другому не повезло, у него на высоте 5300 развился отек легкого, а это одно из смертоносных проявлений недостатка кислорода. Товарищу было рекомендована срочная эвакуация на равнину и дальнейшее прохождение восстановительного лечения. Нас осталось четверо...

Что же касается моего самочувствия, в день, когда мы спустились с первым товарищем в базовый лагерь, вместо того чтобы переодеться в сухую и теплую одежду, я поторопился в столовую за остывающим ужином. Столовая была в виде армейской брезентовой палатки с открытыми отверстиями окон. И меня продуло на сквозняке... Всю ночь я кашлял, а утром встал с "камнем" в груди. В этот день нас ожидал подъем в лагерь АВС, после которого у меня поднялась температура выше 38 и началась лихорадка. Я думал, что это конец моей экспедиции, но антибиотики творят чудеса — через день я был на ногах и продолжил акклиматизационные выходы. Надо сказать, что вместе с бактериями антибиотики убивают практически все остальное в организме, в результате мне стало намного сложнее подниматься и труднее дышать. Но мы не привыкли отступать!

 

В целом разные восходители придерживаются разных программ акклиматизации, у нас получилось так:

  • два дня в базовом лагере, прогулки вокруг по окрестным горам;
  • один день в АВС, занятия на леднике;
  • восхождение до лагеря II с ночевкой;
  • спуск в базовый лагерь;
  • подъем в АВС;
  • подъем в лагерь II с ночевкой;
  • подъем в лагерь III с ночевкой;
  • спуск в АВС с ночевкой;
  • спуск в базовый с двумя ночевками и полным расслаблением перед восхождением;
  • подъем в АВС с ночевкой;
  • подъем в лагерь II с ночевкой;
  • подъем в лагерь III с ночевкой;
  • ДЕНЬ ВОСХОЖДЕНИЯ;
  • спуск в АВС;
  • спуск в базовый лагерь;
  • отъезд домой.

 

Ах да, о лагерях... Всего их четыре: Базовый лагерь на высоте 3500 м., Лагерь АВС (ЭйБиСи) 4400 м., Лагерь II 5300 м., Лагерь III 6200 м..

 

  • Базовый лагерь потому и базовый, что с него все начинается. До него можно доехать на машине, там зеленая травка, цветочки (в основном эдельвейсы), полно речек с чистой водой, стационарные палатки, столовая с поваром и самое главное — душ!

  • Лагерь АВС расположен на морене рядом с ледником, поэтому чистая вода только по утрам, пока нет активного таяния. Так-же есть стационарные палатки и столовая с поваром (в юрте). Морена прогревается солнцем и на ней встречаются редкие цветочки. По ночам зачастую отрицательные температуры. 
 

До лагеря можно перевезти груз из базового лагеря на лошадях и ослах всего по 3$ за кило. 

От сюда начинается реальный альпинизм, т. к. дальше все перемещения только по леднику, только в кошках и только в связках. Для перемещения груза в верхние лагери можно воспользоваться услугами портеров, но уже от 16$ за кило (чем выше, тем дороже). К слову сказать, мы ходили в спортивном стиле — весь свой груз носили сами, за это испанцы прозвали нас "русскими медведями", а сами они ходили с рюкзаками по 5 литров. Но мы-то знаем, что носить самостоятельно свой груз не только экономически выгодно, но и полезно для акклиматизации. Вообще-то это медицинский факт — чем больше физическая активность, тем быстрее происходит акклиматизация.

"кружева"  

 

 

 

  • Лагерь II (5300 м.). Тут нет ничего кроме воды, которая текла в одной из трещин на леднике. Палатки ставили свои, готовили сами. Днем +15, ночью -12. Дышать хреново — одышка после каждых трех шагов. Удивительная изобретательность в устройстве бивуака, т. к. мест под палатки практически нет. Само по себе место вообще не безопасное, т. к. со всех сторон сыпет камнями и льдом. Раньше лагерь находился на снежном плато (на фото справа вверху, на месте большой воронки), но летом 1990 года произошел обвал ледника и весь лагерь исчез вместе с ним. Сейчас, спустя 20 лет, тела и вещи начинают вытаивать в нижней части ледника в непосредственной близости от тропы (кому интересно, поиск по инету в помощь).

 

  • Лагерь III находится на вершине "Раздельная" на высоте 6200 м. Тут нет ничего кроме снега и замечательных видов на Памир. Здесь в полной мере раскрывается суть поговорки "Лучше нет красоты, чем поссать с высоты!". Еще тут холодно до -20 ночью и ветрено всегда. 

Лагерь:

 

 

Виды на Памир

 

Большинство восходителей тут понимают, что дальше идти вовсе не обязательно. А те, кто не понимает, все же идут.., доходят до высоты 6500 и как правило там поворачивают обратно. И только малая часть, меньше 10%, тупо идут до конца и, если им повезет, таки доходят и благополучно возвращаются.

Но везет не всем. За три недели гора забрала четыре жизни. Про первого нам рассказывали, что в день нашего приезда начальник нашего лагеря участвовал в спасах человека который попал под лавину. Точнее, лавина остановилась раньше, а до него долетели сорванные ледяные глыбы и одна из них угодила ему в спину. Рюкзак смягчил удар, но, видимо, не достаточно. Его погрузили на вертолет и в удовлетворительном состоянии увезли в госпиталь. Уже по возвращении домой я узнал в инете, что он не выжил :(

Второго мы встретили по дороге в лагерь на 5300 м., его эвакуировали с отеками мозга и легких, тоже погрузили в вертолет и отправили в госпиталь, там он пришел в сознание, после чего у него не выдержало и остановилось сердце, тоже жаль парня :(

 

Третьим был поляк, который приехал в одиночку и жил не в лагерях, а в своей палатке. Про него рассказывали, что он спустился с горы, сел у своей палатки и умер. Так его и нашли сидящим.

Четвертым был тоже поляк, который при восхождении отбился от своей группы альпинистов и ночью замерз, не имея сил дойти до лагеря. Мы своих не бросаем!

Вот так выглядит вертолет спасателей. В этот раз он прилетал за иранцами которые тоже "словили холодную ночевку" при возвращении в лагерь после восхождения, не рассчитав силы. Но вроде с этими все в порядке — живучие.

 

Был еще один интересный случай. Когда мы первый раз поднялись во второй лагерь на 5300 и занимались установкой палатки, у соседней палатки поднялся шум и суета — из нее вытащили парня, который был в полном неадеквате, не мог самостоятельно одеваться, плохо разговаривал и сильно "тормозил" как после литра водки. Короче, все симптомы отека мозга на лицо. Хорошо у меня был дексаметазон в ампулах (может, кто помнит фильм "Вертикальный беспредел"? Только колоть его надо не в сердце, а в мышцу :). В общем, дохтур ширнул парня, и друзья повели его бегом вниз... Позже мы его встретили в базовом лагере живого и здорового, с друзьями пил пиво :)

После того как мы добрались до третьего лагеря и переночевали на высоте 6200 м., мы спустились в базовый лагерь для восстановления сил и отъедания перед восхождением. Как раз на эти дни пришелся киргизский фестиваль по поводу начала месяца Рамадан. На поляну Ачик-Таш (рядом с нашим лагерем) понаехало киргизов со всей округи и давай всячески развлекаться и нас туристов развлекать.

 

 

 

 

Раз уж люди развлекаются, почему бы и нам не развлечься. Я не отказал себе в удовольствии покататься на коне и побороть одного из киргизских балванов (кирг. — "борец, силач, герой"), фигли нам "русским медведям"...

 

 

Отдельная тема для рассказа — это первые ночевки в высотных лагерях. Спать почти не получается. Когда начинаешь проваливаться в сон, организм начинает сам замедлять дыхание и ты тут же просыпаешься от удушья, подскакиваешь в сидячее положение и начинаешь, как рыба, хапать ртом воздух. Мы "спали" в палатке втроем и всю ночь по очереди подскакивали как "болванчики". В такие минуты у всех только одна мысль: "скорее бы рассвет". Однако после нескольких часов организм начинает понемногу подстраиваться, и под утро удается немного подремать. В первую ночевку на высоте 6200 было все то же самое, только еще меня постоянно преследовала мысль, что я задохнусь, а вертолет не успеет прилететь. Второй ночевки на высоте 6200 практически не было, т. к. это была ночь перед восхождением — мы полежали до 2 часов ночи и начали готовить завтрак, т. к. выход был в 3 часа. Зато ночь после восхождения я спал без задних ног, и после нахождения на высоте выше 7000 мне уже казалось, что кислорода предостаточно :)

 

Надо сказать, нам очень повезло с погодой. Всегда, когда мы были на горе, погода была великолепной, и всякий раз, когда мы спускались в базовый лагерь, она портилась (в горах не может быть хорошей погоды три недели подряд почти никогда). Нас преследовало просто неслыханное везение. Так, один из лучших альпинистов России Николай Тотьмянин не смог в этот раз подняться на вершину именно из-за непогоды — в то время шел снег, и видимость была нулевая. Мы часто встречались с дядей Колей на склонах во время акклиматизационных выходов — очень интересный и отзывчивый человек. На горе нам вообще часто встречались легендарные личности. Нам повезло близко познакомиться и даже попеть вместе песни со знаменитым альпинистом и бардом Олегом Банарем, который был организатором и участником экспедиции, повторяющей первопроход Фредерика Кука на гору МакКинли на Аляске.

 

Отдельного рассказа заслуживает организатор нашей экспедиции Алла Тузова, "снежный барс", горный гид, инструктор по фрирайду на Красной Поляне, имеет за плечами более 200 вершин различной сложности. На пик Ленина с нами поднялась восьмой раз! Ее практически все знают, останавливают поздороваться и поговорить... и называют Барсовна :)

 

Собственно, Алла была гарантом нашего успеха. На восхождении она шла первой и на самых крутых участках рубила ступени в нужном направлении и откапывала занесенную снегом, провешенную заранее веревку, ведь Алла точно знала, что она там есть. На высоте примерно 6500 м. есть участок под названием "Нож", там в верхней части всегда дует сильный встречный ветер (около 40 м./сек.), и для многих это становится непреодолимым препятствием — страшно вылезти с крутого участка (> 45º) прямо навстречу ветру. Зачастую тут и поворачивают обратно. В этот раз все было тоже самое, но Алла нам сказала: "Идем вперед", и мы пошли. На самом деле через 30—50 метров тропа уходит вправо за камни, где ветер стихает. В тот день за нами поднялось много народу: человек тридцать.

Другим препятствием был холод. Руки и ноги отмерзают несмотря на все предпринятые меры по утеплению. Температура -15 — - 20 и сильный ветер делают свое дело. Если бы не долгожданный рассвет, можно было бы смело поворачивать обратно. С восходом солнца начало быстро теплеть. Столь красивый и вдохновляющий, главное долгожданный рассвет встречаешь нечасто.

 

Ну а дальше длинючий, как "китайский поход", выход на вершину, когда каждый шаг занимает по времени от 2 до 5 секунд без учета остановок чтобы отдышаться, когда ты семь раз видишь вершину, а при ее достижении понимаешь, что ошибся, и вершина дальше и выше, когда сама вершина представляет из себя плато размером с несколько футбольных полей с небольшой кочкой, на которой торчат какие то флажки. И дальше уже идти не надо, только назад, посидеть пять минут, "затрепать" шоколадку, сделать пару фоток и назад. "Поссать с высоты" уже тоже не хочется, потому что обезвоживание... Главная мысль "Я сделал это! Я герой!" никак не приходит, ее не пускает мысль "Вниз! Вниз!" Самое главное, на тот момент я так и не придумал ответ на вопрос, зачем мне это надо... Может вы знаете?

 

 

 

Еще интересный факт — когда присаживаешься отдохнуть и дыхание успокаивается, то на несколько секунд выключается сознание и ты переносишься в "другой мир" и даже видишь маленький сон, в котором заставляешь себя очнуться и опять начинаешь как рыба хапать ртом воздух. В общем, дышать приходилось всегда не реже чем 90 вздохов в минуту даже в состоянии покоя.

Когда мы спустились в базовый лагерь, нас поздравили тортиком и вручили сертификаты о восхождении на Пик Ленина на высоту больше семи километров! К сожалению никто из наших испанцев так и не дошел до вершины :( они выбрали неправильную тактику пассивной акклиматизации, это когда поближе к столовой )))) Уезжали мы тоже вместе.


Когда мы спустились в базовый лагерь, наша повариха рассказала нам про то, что в горах в организме человека выделяются какие то вещества, которые больше нигде себя не проявляют, и из-за этого организм реагирует на них как на наркотики. Именно поэтому "лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал"©. Видимо, это и есть ответ на мой вопрос, зачем мне это надо...

Дальше просто прикольные фотки:

Район восхождения, вид сверху

 

Настоящий хлопок

 

Сахар

 

Гуляем 

 

 

 

Грустный Иа 

 

Тренировка 

 

Река на леднике 

 

Marmot'ы (сурки)